И помнит мир спасенный...

Рассказы, воспоминания наследников Победы

Коновалов Александр Фёдорович

Годы идут и всё дальше уносят нас от событий военных лет, но в памяти на всю мою жизнь остаются они потому, что за все годы войны пришлось много пережить горьких и тяжёлых дней и испытать на себе трудности и лишения, которые были постоянным спутником, а смерть подстерегала ежеминутно. Я знал, что борюсь за наше правое дело. Лучше было умереть, чем попасть в рабство врагу.

В огне и порохе под громом бомб и снарядов, мы отражали удар душительной свободы. Была у нас непоколебимая вера в победу с этой убеждённостью шли мы в бой и побеждали.
Мне вспоминается некоторые боевые эпизоды: так в 1942 году, когда под натиском наших войск под Волгоградом фашистские орды в животном страхе откатывались от реки Дон, попытались сосредоточить свои силы на выгодных для них рубежах и задержать наше наступление. Была ветреная и морозная погода. Фашисты укрепились в селе  и оказывали яростное сопротивление, а наши части были на открытом поле. Без мощного артиллерийского огня из села противника выбить было невозможно, он не давал, как говорят поднять головы нашим конногвардейцам. Командир полка приказал командиру нашей батареи изведать огневые точки противника, затем чтобы их уничтожить.

Мне было приказано с двумя радистами и одним разведчиком пробраться ночью в село, где находились фашисты и установить место нахождения огневых точек и скопление противника. Когда маршрут был готов, мы двинулись в путь. Ночная темень, морозный ветер с метелью затрудняли  продвижения.

В начале, мы пробирались по льду речушки с кустарником, выходящий из села, а затем, по заросшей балке мы ползли на огород, откуда уже была видна окраина села. Эта местность простреливалась пулемётным и миномётным огнём.
Часто перед нашими головами взлетали ввысь ракеты противника, которые также мешали нашему продвижению. В канаве, заросшей бурьяном, мы немного отдохнули, сориентировались.

Морозный ветер хватался за лицо, но нам было жарко, пробрались до крайней избушки, которая находилась с противоположной стороны села, то есть в тылу врага. Осторожно проверив, мы убедились, что в избе никого не было, она оказалась нежилой с разбитыми окнами и немцев не привлекала. Осмотрев чердак, мы и разместились, на нём установили стереотрубу, замаскировались, установили связь с огневой позицией, по радио передали координаты нашего местонахождения и цели указали для орудий. Морозный ветер пронизывал до костей, а погреется движением, было невозможно. С рассветом перед нами открылась панорама села, было хорошо видно огневые точки противника, хотя ещё мешала присматриваться низовая метель.

С разведчиком Савасиным В. Через стереотрубу засекли несколько огневых точек и расположение пехоты противника, подготовили прицельные данные и передали по рации на батарею. Внезапно для фашистов обрушились на их головы разрывы снарядов наших орудий, корректируя огнём, мы передавали на батарею «беглый огонь», «залпом огонь» одна огневая точка противника за другой переставала существовать. Среди фашистов началась паника, через некоторое время враг сосредоточился, начал контратаку против наших кавалеристов. Мы перенесли огонь батареей по атакующей пехоте. Смерчи снега и земли налетали на врага, разметая фашистов в клочья. Наши эскадроны с криком Ура! За Родину пошли в атаку, противник не выдержал и обратился в бегство. Мы ещё добавляли артиллерийского огня, по убегавшим из села фашистам. От такой удачной операции мы повеселели, и на душе стало тепло.
В село зашли наши подразделения и командование и наши боевые огневики и кавалеристы нас очень благодарили, что мы своими действиями оказали большую помощь в продвижении вперёд на запад.
На поле боя противник оставил десятки трупов гитлеровских вояк и много трофеев.

Шёл уже 4-й год войны. Фашистские орды, разбитые и потрёпанные уходили, огрызаясь на запад, наши части не давали им передышки, преследовали по пятам. В то время мы с солдатом Ковтуном двигались в боевом конном дозоре. Пересекая посев, внезапно встретились с немецким пехотным взводом, который занял позиции для прикрытия своих отходящих подразделений. Встреча была внезапной и неравной. Мы выскочили на лошадях на их огневой рубеж, фашисты от неожиданности растерялись, и для нас это было тоже неожиданным, но надо было действовать, не трусить. Мы скомандовали по-немецки: Хенде хох! Фашисты один за другим стали поднимать руки. Мы смелее стали действовать. Я, не слезая с коня, держал автомат наготове, а мой фронтовой товарищ разоружал пленных. В это время неожиданно для нас два офицера успели застрелиться. Когда всех разоружили, а их было 25 и двое убитых. Мы подали команду следовать по направлению движущей нашей колоны, этапом мы доставили пленных в штаб дивизии.

Остались в памяти как один из пленных фашистский солдат не хотел идти в плен и просил меня, чтобы я его застрелил, показывая пальцем на висок своей головы и произносил «Комрад пу». Я ему в ответ и говорю по-русски и мимикой маячу, нет фашист, ты ещё у нас будешь восстанавливать города и сёла, которые безжалостно разрушили. Пленный всё отставал от своей колоны и не шел, ложился на землю и кричал: «Гитлер капут» я думаю, про себя дуришь ты меня и сделал (выстрел) автоматную очередь мимо его, тогда он как ошпаренный подхватился и побежал к своим, после этого он больше не отставал от своих. Так мы продвигались всё дальше и дальше на запад и с победой дошли до реки Эльбы.

Различных и подобных боевых эпизодов в моей фронтовой жизни за 4 года войны было не мало, но все не опишешь, а только некоторые из них вспоминаю и стоит передо мной ужасная картина этих военных лет и говорит нет не нужно больше войны.

Сейчас мы советские люди, занятые мирным созидательным трудом и не хотим войны, но если империалисты развяжут её, то мы уверены, что они сами погибнут в её пламени и мы, бывшие фронтовики встанем в строй наших вооруженных сил и дадим им сокрушительный  отпор.
Участник отечественной войны А. Коновалов.

Госархив ВКО,  ф.2866-п, оп.1, д.369, л.л.2-8