И помнит мир спасенный...

Рассказы, воспоминания наследников Победы

Казаченко Николай Иванович

Казаченко Николай ИвановичРодился 27 декабря 1913 года в семье крестьянина вторым ребенком в с. Глубокое Усть-Каменогорского уезда (с 11.12.20г. Семипалатинской губернии, с 20.02.1932 года Восточно-Казахстанской области Усть-Каменогорского района, с 9 января 1935 года Предгорненского района, с января 1963 по декабрь 1964 года Глубоковского промышленного района, с января 1965 года Глубоковского района).
С 7 лет пошел в школу. Учился очень хорошо, но окончил только 4 класса, так как не было возможности учиться дальше. В семье уже к тому времени было 4 детей (сыновья – Никифор – 1912 года рождения, Николай – 1913 г.р., Павел – 1919 г.р. и дочь Екатерина – 1923 г.р.), а в августе 1931 года родился последний 5 ребенок – Лидия.

Со школьной скамьи с отцом Иваном Александровичем (1887г.р) и братом Никифором стал работать в поле и помогать дома матери Вассе Егоровне (1887 г.р.).
Среди детей отличался спокойствием, терпением и выглядел старше своих лет. Любил проводить свободное время на Иртыше, встречая и провожая пароходы и баржи. Хотел стать моряком. Когда стал взрослым, поступил на работу в Верхне-Иртышское пароходство. Работал штурвальным на пассажирском пароходе «Лобков». Был физически крепким, рослым, сильным. Отсюда его и призвали в Советскую Армию в январе 1942 года.

Служил краснофлотцем Черноморского флота в составе 384-го Ольшанского батальона морской пехоты.
В марте 1944 года в составе десантного отряда моряков-добровольцев под командованием старшего лейтенанта Константина Федоровича Ольшанского принимал участие в операции по освобождению портового города Николаева в районе элеватора. В шторм, ночью, шел дождь с переходом в снег с ветром, заливало лодки. Бойцы не успевали выгребать воду, но шли по указанному курсу. Шли по Лиману, оба берега которого заняты врагом. Над линией фронта взлетали ракеты и приходилось пригибаться к бортам лодок. Вражеские пулеметчики время от времени пускали пулеметные очереди, в том числе и по Лиману.

Десантники не слышали выстрелов, шум волн и ветра заглушал их. Но вот что вспоминает участник десанта Николай Митрофанович Щербаков: «Не обошлось без неприятностей при переходе: какой-то вражеский пулеметчик, видимо, проверяя фарватер, дал вслепую очередь, и одна из пуль ранила моряка в той лодке, где были мы с Николаем Казаченко. Адская боль. Но кричать нельзя, ведь немцы могут услышать, И краснофлотец Павел Осипов крепче стиснул зубы. Раненого перевязали и двинулись дальше» (Магнитофонная запись воспоминаний участника Николаевского десанта Героя Советского Союза Н.М. Щербакова).
В полночь на командном пункте была получена радиограмма: «Проходим ворота порта», а 26 марта в 2 часа 08 минут ночи еще одна: «Выполняю задание».

Отряд двинулся к элеватору. Там зерно. Минеры и разведчики доложили «Элеватор заминирован. Занимать оборону здесь было опасно. Выше, около железной дороги находилась контора «Заготзерно». Разминировав здание элеватора, бойцы двинулись к конторе «Заготзерно» - Вот здесь мы и будем держать оборону, - сказал Ольшанский.

Воины-добровольцы должны были внезапно захватить плацдарм, нанести удар по врагу с тыла, отвлечь на себя часть сил противника и тем самым обеспечить войскам 3-го Украинского фронта штурм и освобождение города Николаева, превращенного в неприступную крепость. Около семи часов утра все были в зале бывшей конторы. Ольшанский рассказал об обстановке. Здесь десант принял неравный, последний бой, который продолжался двое суток.
Моряков выжигали огнеметами, на каждого приходилось более десяти гитлеровских автоматчиков. Но десантники стояли насмерть. Они отбили 18 атак, в том числе и танковые. Оказавшись бессильными сломить сопротивление отряда обычными средствами борьбы, враг применил отравляющие вещества.

Из 67 человек десантников героически погибли 55 человек, в том числе и Николай Казаченко.
Комиссией по расследованию героических действий отряда десантников под командованием старшего лейтенанта Ольшанского Константина Федоровича, сделала вывод, что действия участников десанта заслуживают представления их к высшей правительственной награде. (Акт расследования героических действий отряда десантников под командованием старшего лейтенанта Ольшанского Константина Федоровича от 28 марта 1944 года хранится в Центральном Военно-морском архиве – фонд 2092, опись 1, дело 247, листы 178-180)

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 20 апреля 1945 года всем 67 участникам десанта-моряков 384-го ОБМП было присвоено высокое звание Героя за проявленное мужество, геройство и отвагу в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками. В их числе и краснофлотец Казаченко Николай Иванович.

Скорбная весть о гибели сына пришла в мае 1944 года на имя отца Ивана Александровича, но он не дожил до этого дня (умер 2 марта 1944 года). В августе 1947 года, теперь уже на имя матери Вассы Егоровны пришло письмо и грамота Президиума Верховного Совета СССР о присвоении Казаченко Николаю Ивановичу звания Героя Советского Союза с припиской: «За героический подвиг, проявленный при выполнении боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками, для хранения, как память о сыне – герое, подвиг которого никогда не забудется нашим народом» (подлинник грамоты хранится в Восточно-Казахстанском областном музее г. Усть-Каменогорска).
Николай Казаченко похоронен в братской могиле, в сквере имени 68 десантников–ольшанцев г. Николаева.

В честь героев открыт музей Боевой Славы моряков-десантников ольшанцев в морском порту города Николаева.

Казаченко Николай Иванович

Госархивы ВКО