И помнит мир спасенный...

Рассказы, воспоминания наследников Победы

Жумабеков Толеукадыр Жумабекович

Жумабеков Толеукадыр ЖумабековичЯ, Жумабеков Толеукадыр Жумабекович родился 12 января 1920 года в Абралинском районе Семипалатинской области.
Мое детство было таким же, как у многих моих сверстников нашего Абралинского района. В 1931-1932 годы в районе был страшный голод, многие мои сородичи погибли от голода.
Наша семья в 1930 году выехала со своего нажитого места Абралы, у родителей не было никакой специальности, навыков в работе, поэтому им приходилось выбиваться, как могли, далеко не всегда они находили работу, а если находили, то работали чернорабочими, получали мизерную зарплату, которой не хватало даже на пропитание. Это отражалось на нас, детях, мне было 10 лет, и я был старшим. Пришлось сразу включиться в работу. Когда родители работали на стройке железной дороги станции Локоть-Защита в 1931 году, я работал коневодом, возил землю с карьера к насыпям строящейся железной дороги.

Когда стройка дороги зимой закрылась, мы уехали на станцию Тайга Кемеровской области, где работали в тайге на лесозаготовке. Работа была самая тяжелая с мизерной зарплатой.
В 1934 году я вернулся в Семипалатинск и до 1936 года воспитывался в детском доме №2, здесь тоже условия были минимальными, ложились почти на голую кровать, подушка была набита сеном, а питание было посредственное. С 15 лет я работал на кожевенном комбинате наравне со взрослыми рабочими.

Далее учеба на рабфаке-техникуме. В октябре 1940 года меня призвали в ряды Советской Армии. Служил я в городе Дзержинск Горьковской области в зенитно-артиллерийской части.
Первый налет немецко-фашистских самолетов в столицу Москву был 21 июня 1941 года. В связи с этим наша зенитная часть прибыла в столицу. Мне, курсанту учебной батареи, присвоили звание младшего сержанта и назначили командиром орудийного расчета 37-го миллиметрового зенитно-артиллерийского орудия, в котором было 7 человек.
С этого времени начинается мое участие в боевых действиях против фашистской Германии.

Наши орудия заняли огневые позиции непосредственно в Москве, между Преображенской и Семеновской площадями.
Немецкие самолеты ежедневно совершали массированные налеты на Москву, в основном, в ночное время.

На подступах к столице немецких бомбардировщиков встречали и вели против них героические бои наши советские истребители, поэтому каждый раз в московское небо прорывались немногие фашистские бомбардировщики, которых встречала массированным огневым ударом зенитная артиллерия, в том числе наши орудийные расчеты. В Москве было много зенитных установок. В ночных боях над Москвой зенитчики неоднократно сбивали немецких бомбардировщиков. Главным была боевая слаженность орудийного расчета, быстро открыть огонь по самолетам противника. Эти качества всегда были в моем орудийном расчете.
Прорвавшиеся к Москве немецкие самолеты иногда для бомбардировки принимали методы бреющего полета, то есть на низкой высоте.

При одном из таких налетов под утро 19 августа 1941 года от прямого попадания бомбы был разбит орудийный расчет, стоявший недалеко от нашего орудия.
Погиб весь расчет во главе с командиром орудия Джангарашевым Тлеком, моим сокурсником по рабфаку г.Семипалатинска, а с моего расчета был ранен один боец.
Когда фашистские войска подошли непосредственно к Москве, в октябре-ноябре 1941 года, в самое тяжелое время для москвичей наши части-зенитчики с честью и храбростью защищали небо Москвы.
Когда опасность налета на Москву немецких самолетов миновала, наша батарея в сентябре 1942 года была передана 224-му отдельному зенитно-артиллерийскому дивизиону, который действовал на Калининском фронте, в составе Северного фронта противовоздушной обороны.

Наш дивизион действовал в Калининской области по охране-защите узловых станций и железнодорожных магистралей от бомбовых ударов фашистской авиации.
Немецкая авиация постоянно бомбила узловые станции железной магистрали в прифронтовой полосе, где проходили на фронт эшелоны с большим количеством боевой техники и крупными армейскими частями.
Наши зенитно-артиллерийские части, подразделения, орудийные расчеты выполняли приказы командования по охране воздушного пространства для прохождения эшелонов на фронт. Почти каждый день были бои против немецких воздушных пиратов.

В 1943 году мне присвоили звание сержант, и я стал командиром 85 миллиметрового зенитного орудийного расчета. Орудие более мощного и дальнего действия.
Далее наша часть действовала в составе Западного и Северного фронтов противовоздушной обороны, которые входили во Второй Прибалтийский, затем Первый Белорусские фронты.
Летом 1944 года участвовали в освобождении г.Резекне в Латвийской ССР, это крупный узловой и базовый центр. Он был сильно укрепленным районом как надземными, так и воздушными армейскими частями.
Советские войска сильнейшим ударом по укреплениям и позициям немецких войск освободили г.Резекне и большую территорию Латвии. Наши части зенитной артиллерии, выполняя свою задачу, наносили массированные удары по воздушной армаде немецких войск. После освобождения советскими войсками города сотни немецких самолетов почти ежедневно бомбили город, особенно в ночное время.

В одном из таких крупных налетов немецких самолетов бомба упала на штаб нашего дивизиона, расположенного недалеко от наших орудийных расчетов, погибло 2 бойца, раненых было 10 человек.
В дальнейшем составе первого Белорусского фронта с боями прошли по территории Латвии, северо-западной части Белоруссии и вошли на территорию Польши. Далее, проходя с боями, участвовали в освобождении польского города-крепости Торн.

Город  был превращен немцами в военную крепость. В самом городе и в окрестностях было очень много подземных сооружений – целые арсеналы, где хранились боевая техника, боеприпасы, бомбы, снаряды разных калибров, патроны, гранаты и много других военных снаряжений. Были подземные укрытия для живой силы. Наши войска молниеносным ударом освободили город-крепость Торн.

Немецкое командование не могло смириться с оставлением этого города и до окончания войны немецкие самолеты продолжали налеты с целью полного разрушения города-крепости.
Благодаря большой боеспособности, героизму зенитчиков, ни один немецкий самолет не прорвался к городу. Зенитчики спасли город Торн от разрушения немецкой авиацией.
Здесь для меня закончилась Великая Отечественная война против фашистской Германии.

За участие в Великой Отечественной войне я награжден многими медалями, в том числе «За оборону Москвы»,  «За боевые заслуги».

Госархивы ВКО