И помнит мир спасенный...

Рассказы, воспоминания наследников Победы

Егоров Иван Прович

В предвоенном 1940 году я был призван на действительную службу в ряды Красной Армии, станция Мышенки Полесской области БССР. Наша часть там располагалась до мая 1941 г. 7 мая по тревоге наша часть выступила на охрану Государственной границы. За 15 дней прошли более 600 километров, заняли позиции в 30 километрах южнее Брест-Литовска, на левом берегу Буга. Наш полк был сформирован в основном из участников финских боев, вооружен новейшим оружием – винтовки СВТ и автоматами. Полк входил в 75 дивизию, а дивизия входила в особо Белорусский Округ, командующим был Павлов. Нашим полком командовал боевой командир Бардеев, награжденный орденом Красного знамени за финские бои. На новом месте приступили к постройке укрепления дотов и дзотов. Места здесь были красивейшие. Лес, сплошная гладь Буга, тишина. В 4 часа 22 июня 1941 г. тишина была нарушена адским грохотом рвущихся снарядов, бомб. Началась война. Шквальным огнем встретили наступавших немцев наши батальоны. Могилой для многих фашистов стал Буг.

Отважно дрались в первый день войны мои земляки И.И. Болгов, И.Ф. Полторанин, Ф. Дементьев, К. Бриков и др., уроженцы нашего района. Уже поздним вечером стало известно, что немцы, минуя Брест, прорвались на восток, соединив Брест с Ковелем. Мы оказались в окружении. Был приказ выходить из окружения на соединение со своими войсками. Пошли на прорыв. Пять суток отходили с боями Пинскими болотами. На рассвете 26 июня немцы с нами завязали бой. Сходились врукопашную. Захватили батарею противника и повернули ее на врага. Силы наши истекали, а немцев все прибывало. Положение наступало критическое. Командир полка майор Бардеев (у него я был ординарцем) дал мне и шоферу Баранникову приказ вынести знамя полка из окружения. Снял я его с древка, запрятал под гимнастерку, и двинулись по болотам, по незнакомой местности без компаса, еды. Пять дней мы пробирались на Восток болотами и лесами. Грозила опасность быть затянутыми трясиной или схваченными врагами. К исходу пятых суток выбрались из болот, набрели на брошенную избушку лесника. Запаслись хлебом, салом и уже по лесу продолжили свой путь. Иногда теряли направление, вокруг шли бои. Но нам надо было пробраться, спасти сердце полка.

К исходу 11 суток вышли к шоссе Брест-Гомель. По нему постоянно двигались немецкие войска, сновали мотоциклы. Глубокой ночью мы все же сумели незаметно пробраться через дорогу и вновь углубиться в леса. А на 13-й день встретили свои войска, идущие к фронту. Согласно приказа, знамя доставили на зимние квартиры ст. Мышенки  и сдали командиру.

На 17 день из Пинска позвонил командир полка и узнал, что его приказ выполнен, знамя спасено. Из окружения с командиром полка тов. Бардеевым пробилось 75 человек из 5000. Полк пополнился и снова вступил в бой.
Немцы рвались к Минску и Киеву. Нашу часть перебросили на Киевское направление. Ожесточенные бои развернулись под деревней Верх-Киевка – где родился командующий Украинским округом т. Кирпанос. Немцам удалось отрезать и окружить штаб полка. Командир Бардеев был тяжело ранен. Отстреливаясь от немцев, я вынес своего командира с поля боя, доставил его в город Нежин. Вскоре немцы вновь окружили нас в Киевской операции или при защите Киева. Окружение было большое. Мне только через три месяца удалось выйти в Харьковскую область с. Борвника.

Формировалась вторая донская кавалерийская дивизия пятого корпуса. Меня направили в минометную батарею помощником командира взвода. Много было еще боев. Защищали Ростов, крепко стояли на кавказских перевалах, закрывая путь к Туапсе и Сочи. Пошли в наступлении, освободили Северный Кавказ, Кубань, Дон, Ростов. Участвовал я ожесточенной битве на Курско-Орловской дуге, бил фашистов под Корсунь-Шевченским. Освобождал Румынию, Трансильванию, Венгрию, Австрию, дважды был ранен.

Много пришлось повоевать с первого дня войны и до последнего. Были горечи поражений, радости побед. Но никогда не изгладятся из памяти самые тяжелые, самые суровые первые дни войны, когда мы сдерживали натиск озверелых полчищ, голодали в болотах, теряли товарищей и через поражения, невозвратимые потери шли дорогами войны к победе.

За спасение знамени полка я был представлен к награде – ордену Боевого Красного Знамени. Видно затерялись документы на представление к награде по дорогам отступлений. Но родина не забыла ратный подвиг своих сыновей. В день 25-летия победы над фашистской Германией мне вручили орден Славы – за вынос знамя полка.

За свои боевые подвиги имею девять правительственных наград и тринадцать благодарностей от Верховного Главнокомандования за далекие, но незабываемые годы войны.

Госархив ВКО,  ф.2866-п, оп.1, д.358