И помнит мир спасенный...

Рассказы, воспоминания наследников Победы

Дорош Виктор Ануфриевич

Дорош Виктор АнуфриевичВ августе 1942 года призван в Красную Армию. Нас казахстанцев эшелон привезли на станцию Новая Ладога. И ночью на катерах перевезли в блокадный Ленинград в учебный пульбат 13 января 1943 года. Пустили наш стрелковый полк на прорыв блокады Ленинграда.

В этих боях я был всего шесть дней, считаю эти дни самыми кровопролитными ожесточенными. Немецкий левый берег Невы немцы укрепляли в течении полутора лет притом он был крутым высотой 30-40 метров и наверху первая линия окопов за ней 2-я и 3-я. Для нас молодых необстрелянных артподготовка казалась светопреставлением. И вот вперед пошли форсировать ледяное пространство шириной с километр Невы, надо было как можно быстрее приблизиться к немецкому берегу, так как на льду пехота несет большие потери. Штурмовать крутой склон берега пришлось с большими потерями, так как склон немцы, оказывается, заранее обливали водой, и он был обледенелым. Благодаря хотя редким веткам торчащими изо льда, за них хватаясь руками, поднимались наверх, а убитые и раненые как снопы скатывались вниз. Наш взвод, вернее половина его оказались наверху уже рядом с окопы немцев, сначала мы бросили по 2 гранаты, и только хотели броситься в окопы, по нас с фланга ударил пулемет. Мы с другом, родом с Ленинграда по-пластунски приближались к окопам, пользуясь неровностями и воронками. Пулеметные и автоматные очереди, разрывы снарядов и мин не давали поднять головы и только ползком приближались к окопам. Наконец-то мы в 3-5 метрах, бросили две последние гранаты и сразу прыгаем в окопы, где я дал очередь из автомата по двум немцам, где оказалось потом, один оказывал перевязку другому. Была команда закрепить пока подойдет подкрепление. Но через полчаса немцы перешли в контратаку, и завязался бой. За эти полчаса к нам подоспели бойцы из других подразделений и мы из немецких окопов в течении 2-х часов отражали атаки автоматным огнем. Наконец наша артиллерия помогла нам ураганным огнем по второй линии окопов, где немцы сосредотачивали свои силы для контратаки. К вечеру подошли новые стрелковые части и возобновили дальнейшее наступление. К утру следующего дня появились наши танки, и наступление возобновилось более успешно. Основное направление было направлено для встречи с Волховским фронтом. Нашу дивизию направили в сторону Синявино и Мги. Мы быстро почти без сопротивления продвигались по большому ровному полю, это оказались Синявские болота, покрытые льдом и снегом. И когда приблизились к высоткам, покрытым лесом, нас немцы встретили мощным огнем орудий и минометов. Снаряды рвались, поднимая массу мокрого торфа, окапываться, было невозможно под нами болота. И вмиг взрыв рядом со мной и тьма.

Очнулся я в полевом медсанбате в состоянии глухонемого - это была контузия. Затем перевезли в госпиталь Ленинграда, где полечился более 2-х месяцев.
После госпиталя я направлен в ракетную часть типа Катюш - «Андюши».

Участвовал в боях полного снятия блокады Ленинграда. В боях под Нарвой при бомбежке у нас погибло 8 водителей (прямое попадание в землянку шоферов). Я был направлен водителем транспортной, а через 2 месяца боевой установки (Катюши). Взяли Нарву, Тарту, Таллин, Ригу и нашу бригаду бросили под Варшаву. После освобождения Варшавы участвовали в окружении Кенигсберга и далее Данциг, Штетин, Грауденц и т.д. Встретились с англичанами под Гамбургом порт Росток, и 4 мая война для меня кончилась. О нашей военной части, где я прошел почти всю войну мои фронтовые 2 года семь месяцев в действующей армии. Наша воинская часть именуется так «5-я Гвардейская Минометная Ленинградская Краснознаменная орденов Суворова, Кутузова бригада». Каждый из бригады имеет 8 благодарностей т. Сталина.

Орденами нас не баловали, но солдатская медаль «За боевые заслуги» я получил за Нарву. На здоровье отразилась блокада голод и истощение, недоедание у меня болел желудок периодами всю войну. И только в феврале 1946 года я обратился в госпиталь и в течении 3-х месяцев обследовали и лечили, и с диагнозом. Язва желудка и 12 перстной кишки демобилизовали инвалидом Отечественной войны со снятием с воинского учета. Я в июне вернулся в Глубокое ВКО 1946 года.

Госархив ВКО, ф.753, оп.2, д.179