И помнит мир спасенный...

Рассказы, воспоминания наследников Победы

Гойковолова-Гориявчева Александра Тимофеевна

В тот грозный 1941 год я была послана по комсомольской путёвки на учёбу в высшую школу культпросветработников в Смоленск, где застала Великая Отечественная война. Вместо учёбы пришлось определяться на работу, а на   комсомольский учёт поставили меня в Духовщинский райком комсомола.

В июне 1941 года фашистская Германия вероломно напала на Советский Союз, а в июле месяце  на Смоленской земле уже были оккупанты.
Партийные комитеты перед комсомолом поставили задачи быть первыми помощниками, пропагандистами, агитаторами среди мирного населения, убеждать людей, что враг временно оккупировал эту территорию, вселять в людях нашу победу.

Работа была трудная и в очень сложных условиях. Из числа более подготовленных, смелых комсомольцев комплектовались группы разведчиков, они же являлись и исполнителями по обеспечению безопасных условий для осиротевших детей, по спасению жизни советским солдатам вышедшим из окружения.

Задача состояла в том, чтобы их обнаружить и затем увести в лес, где уже создавались партизанские отряды. В эту разведгруппу райком комсомола была рекомендована моя кандидатура и началась опасная, бессонная жизнь. Одно из первых заданий наша группа выполнила такое: обнаружить, что группа советских солдат вышедших из окружения обречена на расстрел (они сидели в сарае). Ночами мы делали подкоп и увели в лес 18 наших солдат. Среди них был Николай Корчагин, позднее он был командиром 2-го взвода нашего партизанского отряда, Николай Остапчук – в последствии отважный сапёр (погиб в 1942 году смертью храбрых), а ряд других товарищей перешло линию фронта с помощью партизан и сражались в частях регулярной армии. Участвующий в этой операции комсомолец Геннадий Лучков стал боевым командиром, командовал в последствии ротой.

Вторым ответственным поручением было задание произвести разведку о расположении немецких войск в Духовщинском и Ярцевском районе, о размещении складских помещений с боеприпасами и продуктами питания. Это задание так же было выполнено.  Мы втроём выполняли и с собой прихватили «языка» немецкого офицера, у него оказались ценные сведения, которые очень пригодились для дальнейших боевых действий партизан. После выполнения этих заданий я была зачислена во 2-й партизанский отряд, 2-й партизанской бригады отрядов «Бати» и была мне присвоена партизанская кличка «Красная шапочка». Я служила рядовым бойцом, выполняя поручения санинструктора взвода, а позднее старшей медицинской сестры отряда. Научилась оказывать медицинскую помощь, выносить с поля раненых. Приходилось выносить раненных всякого роста и веса. Многих из них до сих пор помню, да и те которым удалось отыскать меня после войны также не забывают.

В период нахождения в партизанском отряде в глубоком тылу врага, мне десяткам людей приходилось заменять сестру и мать. Осиротевших, оставшихся без крова подростков угоняли на чужбину в Германию фашисты. Командование отряда поручало мне эвакуацию подростков в тыл. Приходилось отправлять детей родители, которых изменили Родине, стали полицаями.

Однако, выполнять всю эту работу приходилось в очень сложных условиях. Нужно, придя в любое село стать наравне с его жителями и выполнять ту работу, которую выполняет население (жать, косить, убирать лён, коров доить и т.д.). Под кнутом полицая и в то же время суметь войти в доверие к населению, чтобы нести правду Родины-Партии. Войти в доверие к подросткам, которые пошли бы за тобой куда их поведёшь тёмной ночью, а затем эшелонами, в которых отправляли раненых – отправляли в тыл подростков. Отдельные из них не понимая, что им делают хорошее даже наносили оскорбления, безусловно потом благодаря в душе. А отдельные после войны, разыскав меня сердечные письма писали.

После демобилизации я много лет работала на комсомольской работе.

Госархив ВКО,  ф.2866-п, оп.2, д.356